remch_ch (remch_ch) wrote,
remch_ch
remch_ch

Category:

Прочь из «рая на земле». Как бегут из Северной Кореи. КНДР глазами Андрея Ланькова

Российский востоковед-кореевед и публицист. Кандидат исторических наук, профессор университета Кунмин в Сеуле разразился очередным пасквилем о КНДР



The Insider продолжает цикл очерков Андрея Ланькова, профессора университета Кунмин в Сеуле, недавно вернувшегося из КНДР. В этой части речь пойдет о перебежчиках из Северной Кореи и о хитроумных методах, которые использует Ким Чен Ын, чтобы остановить миграцию.

Нелегальная миграция в Китай началась в середине 1990-х годов, когда в пограничных провинциях страны бушевал голод. Граница по традиции охранялась плохо — до конца 80-ых сами китайцы охотно ловили и высылали обратно немногочисленных северокорейских перебежчиков, у которых не было почти никаких шансов скрыться. Переход Китая к капиталистической экономике изменил ситуацию: контроль полиции над населением ослаб, а в приграничных районах Китая появилось немало рабочих мест, на которые стали охотно брать бесправных и готовых на самую скромную зарплату северокорейских гастарбайтеров. В 1999–2000 гг. численность таких гастарбайтеров достигла 200 тысяч человек. С тех пор оно сильно сократилось, но всё равно остаётся значительным.

Почти все северокорейцы, нелегально проживающие в Китае, являются именно гастарбайтерами — то есть людьми, которые поехали туда на заработки. Даже занимаясь самой чёрной работой в Китае, вполне реально накопить $1000 за год — большие деньги по меркам КНДР. Небольшая часть рабочих — несколько процентов — со временем перебирается в Южную Корею, где выходцам из КНДР полагается щедрый пакет социальной помощи и автоматически предоставляемое южнокорейское гражданство. Однако большинство мигрантов вовсе не собираются в Сеул: они всего лишь хотят отработать несколько сезонов в Китае в качестве батрака, уборщицы, сиделки или лесоруба (самые ходовые профессии гастарбайтеров), а потом с деньгами вернуться домой.

При том что никакого политического подтекста в массовой миграции в Китай не наблюдается, угрозу для внутриполитической стабильности она всё-таки представляет. Находясь вдали от постоянного надзора «компетентных органов» и постоянно общаясь с этническими корейцами Китая, северокорейские гастарбайтеры неизбежно узнают о том, как в действительности живут люди в Южной Корее.



Немалую роль играло то обстоятельство, что этнические корейцы Китая сами, в свою очередь, являются гастарбайтерами, которые в больших количествах работают в Сеуле и других южнокорейских городах. Понятно, что распространение информации о южнокорейских богатствах (да и о процветании Китая) не соответствует интересам Ким Чен Ына, так как осложняет сохранение политической стабильности в стране. Поэтому, с точки зрения властей, относительно массовое присутствие северокорейских «заробитчан» в Китае представляет угрозу. В то же время полностью прекратить это передвижение он и не может, отчасти даже и не хочет, ведь деньги, которые зарабатывают в Китае северокорейские гастарбайтеры, являются важным подспорьем не только для их семей, но и для всей экономики северо-запада КНДР. Именно поэтому, придя к власти, Ким Чен Ын решил сократить миграцию в Китай и взять её под контроль. К решению этой задачи молодой Высший Руководитель подошёл нестандартно и творчески.

Впрочем, совсем уж новатором Ким Чен Ына назвать нельзя: классические полицейские методы в борьбе с миграцией вполне использовались. С 2011–2012 гг. было резко усилено присутствие северокорейской пограничной охраны, полиции и войск в районах, примыкающих к пограничным рекам — Тумангану и Амноккану. На северокорейской стороне границы появились заграждения из колючей проволоки, резко увеличилось количество патрулей, наблюдательных постов и секретов. Учитывая уровень коррупции в современной Северной Корее, Ким Чен Ын и его советники решили использовать старое и проверенное средство — ротацию кадров. Сейчас офицеры пограничных частей не долго задерживаются на одном и том же месте — их постоянно переводят с одного места службы на другое так, чтобы у них было меньше возможностей установить связи с местными жителями и начать получать от них взятки.

Впрочем, чисто административными и полицейскими методами руководство КНДР не ограничивалось. Наряду с простым усилением охраны границ власти развернули активную пропагандистскую кампанию. При Ким Чен Ире о самом существовании уходивших в Китай беженцев в открытой печати упоминать не полагалось: Северная Корея официально считалась «раем на земле», и понятно, что не следовало упоминать о том, что у кого-то возникло желание этот рай по своей воле покинуть. При Ким Чен Ыне о беженцах в Китай впервые заговорили в открытой печати.

Внимание уделялось не беженцам, которые остались в Китае, а тем (немногим) из них, которые добрались до Южной Кореи. В северокорейской печати стали часто писать о том, что они подвергаются там дискриминации и вообще являются в Южной Корее людьми второго сорта (во многом эти утверждения, несмотря на все преувеличения, основываются на фактах). Главная идея, которую пытаются донести до аудитории северокорейские пропагандисты, заключается в том, что Южная Корея, возможно, и богатая страна, но для оказавшегося там северокорейца это богатство особого значения не имеет, ибо ему с южнокорейского стола ничего не обломится. Чтобы подтвердить этот тезис, северокорейские пропагандисты стали активно использовать тех северокорейцев, которые, перебравшись через Китай на Юг, со временем решали вернуться обратно в КНДР.

Такое возвращение является формально незаконным, но на практике очень простым делом. Любой находящийся в Южной Корее выходец из КНДР может на общих основаниях получить загранпаспорт, выехать с ним в Китай или любую иную страну, а там явиться с повинной в северокорейское посольство. Некоторая часть этих вторичных перебежчиков, которая прошла по маршруту Пхеньян — Сеул — Пхеньян, — это чаще всего сотрудники северокорейских разведывательных служб, но некоторые из них — разочаровавшиеся в Южной Корее и решившие вернуться домой беглецы. В былые времена эти люди просто бы исчезли, но при Ким Чен Ыне они превращаются в своего рода знаменитостей. Они выступают в СМИ, дают интервью, ездят по стране с лекциями, рассказывая о том, как ужасна Южная Корея и как там плохо относятся к северокорейским беженцам.


Пример агитационного плаката КНДР

Наконец, самым оригинальным и интересным шагом Ким Чен Ына стало принятое им решение частично легализовать миграцию. Как уже говорилось, главным мотивом, который заставляет уходить северокорейцев за границу, является мотив экономический. Мало кто из переходящих границу делает это, потому что собирается «выбрать свободу»: подавляющее большинство просто идёт на заработки. Понимая, что перспектива заработать останется привлекательной для северокорейцев еще на протяжении долгого времени, Ким Чен Ын пошёл на либерализацию паспортного режима. Примерно до 2003 года житель Северной Кореи фактически вообще не мог выехать за пределы страны в частном порядке. С 2003 года в КНДР стали выдавать паспорта для частных поездок в Китай, хотя и с немалым трудом.

С приходом к власти Ким Чен Ына порядок выдачи этих паспортов существенно упростился. Сейчас жителю Северной Кореи, у которого появилось желание поехать на заработки в Китай, больше не надо переходить границу, опасаясь местных карацуп и их верных псов ингусов. Вместо этого потенциальный трудовой мигрант в официальном порядке обращается к властям с просьбой о выдаче ему заграничного паспорта для поездки к родственникам в Китай (приглашение прилагается). В том случае, если у заявителя нет особых проблем с анкетой, и он не был замечен в чем-то предосудительном, паспорт ему выдают, причём при острой необходимости процесс этот можно ускорить с помощью взяток. После этого северокореец отправляется с этим паспортом за границу.

Правда, паспорт действителен на срок в один год, но при необходимости его можно продлить ещё на год или два. Отказ вернуться на родину по истечении срока действия паспорта однозначно говорит о том, что его владелец предал таким образом Вождя, Партию и Родину. В прошлом, когда человек уходил в Китай, подтвердить это обстоятельство было довольно сложно. Однако в новой ситуации, когда в Китай многие ездят официально, выявление эмигрантов стало существенно более простой задачей. Понятно, что отказ от возвращения печальным образом скажется на судьбе беглеца. Нравы смягчились, и семью невозвращенца сейчас уже не отправят в лагерь и даже, возможно, не вышлют из города, однако это не означает, что побег будет оставлен без последствий.


И его дети, и ближайшие родственники беглеца будут испытывать проблемы с карьерным продвижением.

И дети, и ближайшие родственники бежавшего в Китай или Южную Корею становятся заложниками и испытывают сложности в карьерном продвижении

Отправляющийся за границу в официальном порядке человек фактически оставляет дома заложников. Эти последствия часто останавливают тех, кто при других обстоятельствах предпочел бы стать невозвращенцем. Автор этих строк, например, в третьей стране общался с корейцем, в прошлом мелким чиновником, который в этой стране работал разнорабочим на стройке. Особых иллюзий по поводу ситуации в Северной Корее у этого умного, начитанного и образованного человека не было, и он некоторое время даже думал о том, чтобы стать невозвращенцем. Его остановило понимание, что подобный шаг разрушит жизнь его детей и карьеру, которая уже складывается удачно. Поэтому в свой срок, прочитав немалое количество запрещённых в КНДР книг и вдоволь наслушавшись иностранных передач, этот человек упаковал вещи и отправился домой.

Многосоставная стратегия Ким Чен Ына в целом работает. Об этом однозначно говорит наметившееся сразу после его прихода к власти заметное сокращение числа северокорейских беженцев, прибывающих в Южную Корею: с приходом Ким Чен Ына к власти их число сократилось почти в три раза, с 2700–2800 до 1100–1300 человек в год. Конечно, решающую роль тут играет улучшение условий жизни в Северной Корее в последние годы, но и сочетание пропаганды, полицейского контроля и частичной легализации — а именно к этому сводится политика Ким Чен Ына — тоже вносит свой вклад в решение проблемы миграции.

https://theins.ru/opinions/andrej-lankov/146303

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →