remch_ch (remch_ch) wrote,
remch_ch
remch_ch

Клятва великого Ким Ир Сена, данная им на берегу реки Амнок

В начале 20 века Япония лишила суверенитета Кореи, подвергала ее национальному пренебрежению и унижению. В то мрачное время Ким Ир Сен родился старшим сыном Ким Хен Чжика, выдающегося лидера антияпонского национально-освободительного движения нашей страны. С детства он пылал ненавистью к японским империалистам, рос под патриотическим влиянием.



Как-то раз он услышал неожиданную весть о том, что отец, который боролся за независимость Родины, снова арестован японской полицией. Он твердо решил драться не на жизнь, а насмерть, чтобы отомстить врагам и готовился к отъезду. Внук сказал дедушке Ким Бо Хену о своей решимости пешком проделать тысячу ли до Бадаогоу.

- Пройдет всего несколько месяцев, ты окончишь школу, и погода будет потеплее, тогда и поезжай, - уговорил дедушка.

Но внук возражал: - Отца постигло несчастье, могу ли мне спокойно учиться здесь. И теперь куда бы уж я ни ушел, а день расплаты придет, - ответил внук. Он все таки тронулся в путь, где среди бела дня рыскали хишные звери. Это имело место в январе 14 года чучхе (1925).



На 13 день после отбытия из Мангендэ 3 февраля он достиг северной окраины Родины реки Амнок. У него на душе было тяжело при мысли о том, когда он сможет вернуться на Родину.

В мемуарах «В водовороте века» Ким Ир Сен вспоминал:

«Я не мог сдвинуться с места, словно ноги сами приросли к родной земле. В моей памяти, как в калейдоскопе, всплывали образы бабушки и дедушки. Когда я покидал родной край, они, провожая меня, вышли за плетеную калитку и со слезами на глазах потирали мои руки, одергивали, поправляли воротник, беспокоясь о предстоящей снежной буре. А перейдешь вот эту дамбу и переправишься через реку, казалось, ручьями хлынут слезы, горькие слезы разлуки с родным краем.

Окидывая взором родные горы и реки, страдающие на рубеже двух стран, где гуляет холодный ветер, я чувствовал, как мною владеет неодолимое стремление снова вернуться на лоно любимого родного края, в родной с детства наш дом.



На Родине на этот раз пребывал я всего лишь два года, но эти годы помогли мне многому научиться и многое испытать. Самое ценное испытание – это глубокое понимание нашего народа. Наш народ – это народ простой, трудолюбивый, в то же время мужественный и стойкий, народ с твердой волею, непоколебимый ни перед какими испытаниями и трудностями, народ, отличающийся целомудрием и большой добротой, в то же время решительный и непримиримый с несправедливостью…

Удушливая действительность на Родине еще более укрепила во мне веру в то, что корейская нация только борьбой сможет изгнать японских империалистов и зажить счастливой жизнью на независимой Родине…

Перейдешь эту реку, ширина которой менее 100 ча (мера длины, 30,3 см – ред.), там городок Бадаогоу, на улице, прилегающей к берегу, был мой дом. Но я не мог двинуться с места и перейти через реку. В душе у меня теснилась мысль: ''Простившись с Родиной, когда же я смогу снова переправиться через эту реку?″

Я повернулся к дамбе, взял одну из валявшихся там галек и, положив ее на ладонь, крепко сжал в кулак. Обуревало желание взять и свято хранить любое, что тут есть, если оно послужит памятью о Родине, если оно рождает в тебе воспоминание о ней…

Я медленно шагал в сторону того берега, тихо напевая кем-то сочиненную “Песню о реке Амнок".


Первого марта в году девятнадцатом
Я уходил за черту Амнока.

Верил, что буду с врагами сражаться там

И возвращусь с победой желанной.

О, Амнок, край мечты моей, скоро ли
Встречей с тобою я сердце согрею?

Если погибну той полностью черною,

Все же не забуду родные просторы я,

Сердцем вернусь я к свободной Корее.


Охваченный гневом и скорбью, я не раз окидывал взором родные горы и реки.

Прощай, Корея, Корея! На что мне жизнь без тебя – ни на минуту! Но ради тебя иду через реку Амнок! Перейдешь – там чужая страна! Но забыть ли тебя и на чужбине? Корея! Жди меня!..

Погруженный в такие мысли, я снова напевал “Песню о реке Амнок”. Напевая эту песню, думал: “Когда же я смогу снова ступить на эту землю, когда же я смогу снова вернуться в мою страну, где я вырос, где покоится прах моих предков?” При этой мысли мое детское сердце не в силах было сдержать необоримой грусти. Рисуя перед собой мрачную действительность на Родине, я твердо решил больше не возвращаться, пока Корея не станет независимой».

После этого Ким Ир Сен развернул антияпонскую революционную борьбу, переходя реку Амнок.

Особенно в июне 1937 года он, возглавляя воинов КНРА, перешел реку Амнок и повел к победе бой в Почхонбо, что нанесло японским империалистам серьезный удар и окрылило корейский народ надеждой на освобождение Родины.

Спустя 20 лет после того, как дал себе клятву вернуть себе Родину с «Песней о реке Амнок», он осуществил историческое дело освобождения Родины.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments