remch_ch (remch_ch) wrote,
remch_ch
remch_ch

Categories:

Аэродром в Приморье, атакованный американцами, порос травой и легендами

Обострение ситуации вокруг Кореи вызывает в памяти воздушную атаку США на «Сухую Речку»



Тревожный информационный фон, окутавший Корейский полуостров – ракетные испытания КНДР, агрессивная риторика дипломатов, бороздящий Японское море американский авианосец «Карл Винсон», – невольно отсылает к временам «холодной войны». РИА «Восток-Медиа» вспоминает, как в 1950 году американцы нанесли удар по Приморью, едва не превратив холодную войну в горячую.

25 июня 1950 года началась трёхлетняя война в Корее между просоветским Севером и проамериканским Югом. Сначала северяне заняли почти весь полуостров, кроме «пусанского пятачка», но уже в октябре силы ООН (прежде всего американо-южнокорейские войска) отбросили их далеко на север. Война приблизилась вплотную к советской и китайской границам. В этот период и произошёл инцидент, о котором идёт речь.


Железнодорожная ветка Барановский - Хасан. Фото: Василий Авченко

Полевой аэродром «Сухая Речка», числившийся за Тихоокеанским флотом, располагался в Хасанском районе Приморского края между селом Перевозным и железнодорожной станцией Кедровой. В ясную погоду из бухты Перевозной прекрасно виден Владивосток, до которого по прямой через Амурский залив – каких-то 30 км.

Взлётно-посадочная полоса на аэродроме была грунтовой, усиленной металлическими перфорированными плитами, которые США во время Великой Отечественной войны поставляли по ленд-лизу (сейчас эти пластины можно увидеть в любой приморской деревне вместо заборов). В начале октября 1950 года на «Сухую Речку» временно перебросили 821-й авиаполк 190-й истребительной авиадивизии. Полк вооружился американскими «Кингкобрами» (истребитель-бомбардировщик Bell P-63) – тоже ленд-лизовскими и на тот момент уже порядком устаревшими физически и морально.


Фото: Василий Авченко

В воскресенье, 8 октября, в 16:17 в небе показались два самолёта. Это были американские реактивные истребители-бомбардировщики Lockheed F-80 Shooting Star, которыми управляли Олтон Квонбек (Alton H. Quanbeck) и Ален Дифендорф (Alien J. Diefendorf). Снизившись над аэродромом, они открыли пулемётный огонь. Советские лётчики отдыхали. В готовности находилось только дежурное звено, но команду на взлёт не дали: то ли по растерянности, то ли для того, чтобы не обрекать пилотов на сбитие при взлёте. Да и догнать американцев на поршневых машинах всё равно не получилось бы. Обошлось без жертв, но в результате двух заходов «Шутинг Старов» было повреждено семь машин. Одна из «Кингкобр» сгорела полностью, другие удалось отремонтировать (порой мелькают и другие данные – например, о том, что пришлось списать 10 машин, а всего американцы повредили до 20 самолётов).


Lockheed F-80 Shooting Star. Фото: сеть Интернет

Главный пожар пришлось тушить не аэродромной команде, а дипломатам. Призрак третьей мировой войны между США, СССР и сателлитами обеих империй был реален как никогда. 19 октября правительство США признало вину в нарушении границы и атаке на советский аэродром, объяснив инцидент «аэронавигационной ошибкой». США заверили, что командир авиасоединения смещён с должности, а лётчиков накажут, и предложили возместить материальный ущерб. Третьей мировой не случилось. Обеим сторонам было отчего замалчивать эту историю: американцы не могли разобраться, куда они летят и стреляют, а русские проморгали самолёты, вторгшиеся на 100 километров вглубь советской территории, и не дали отпор.

Споры о том, была ли это ошибка пилотов или провокация, идут до сих пор. Сторонники первой версии указывают: война в Корее началась недавно, местность американцы знали плохо, аппаратура несовершенная. «Шутинг Стары» буквально за считаные дни до инцидента перелетели из Японии в южнокорейскую авиабазу Тэгу.

Позже, 4 марта 1990 года, сам Квонбек опубликовал в газете «Вашингтон пост» статью «Моя короткая война с Россией», в которой писал: «Снизившись до 3 тысяч метров, через просвет в облаках я увидел, что мы находимся над рекой в долине, окруженной горами… По пыльной дороге… шёл грузовик. Мы решили догнать его и вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который мы видели на крупномасштабной карте… Фотографий и детальных карт объектов не было. На аэродроме стояло много самолётов – мечта любого военного лётчика… На тёмно-зелёных фюзеляжах были большие красные звёзды с белым ободком… Я зашёл слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал, как я». (Хорошо, хоть Владивосток не приняли за Пхеньян.)

Есть сторонники и у версии о провокации. Так, лётчик Владимир Забелин, служивший в то время в 821-м ИАП, не раз заявлял: погода стояла ясная, контуры берега у Перевозной не похожи на Чхонджин.

Наказали ли в действительности американских лётчиков – вопрос. Квонбек после 22 лет службы в авиации работал в ЦРУ и в комитете Сената по разведке. Его напарник Дифендорф отслужил 33 года, скончался в 1996-м. А вот наших наказали точно: командира полка, его заместителя и начальника штаба судили и понизили в должности за «слабое воспитание личного состава». Были и другие следствия происшествия 8 октября: ввели боевое дежурство в авиаполках, ускорили переучивание лётчиков на срочно переброшенные из Подмосковья реактивные «МиГ-15», усилили противовоздушную оборону. Уже в декабре 1950-го на юге Приморья сбит американский четырёхмоторный разведчик RB-29, вторгшийся в воздушное пространство СССР.


МиГи-15 в Чхонджине

25 октября 1950 года в боевые действия на стороне КНДР включились «китайские добровольцы» маршала Пэн Дэхуая. В ноябре того же года после просьб правительств КНДР и КНР в Корейскую войну вступил советский 64-й истребительный авиакорпус. Он выполнял функции ПВО – прикрывал города, военные, промышленные и транспортные объекты от атак с воздуха. Одной из дивизий корпуса командовал Иван Кожедуб – прославленный ас, трижды Герой Советского Союза. Но для русских та война стала «незнаменитой».

Участие советских ВВС в воздушных боях с американцами держали в тайне, пусть это и был «секрет Полишинеля». Наших авиаторов маскировали под китайцев и корейцев (отчего и возникли анекдоты про «китайского лётчика Ли Си Цына»). Однако господству американцев в воздухе сразу пришёл конец. Вскоре фронт стабилизировался на 38-й параллели. Позиционная война продолжалась до лета 1953 года, закончившись перемирием и окончательным размежеванием коммунистического Севера и капиталистического Юга.


МиГ-15, на котором летал китайский ас Ван Хай. Музей армии Китая в Пекине. Фото: Юрий Мальцев

Советские лётчики оказались в небе Кореи спустя буквально несколько недель после атаки на «Сухую Речку». Конечно, причиной участия реактивной авиации СССР в Корейской войне стал не случай у Перевозной. Но нельзя исключать того, что инцидент ускорил принятие решения о переброске «ограниченного контингента» на китайские аэродромы. Наши «МиГи» здесь защищали не только объекты КНДР и КНР, но и границы СССР – от новых провокаций или недоразумений.







Считается, что при атаке на «Сухую Речку» никто не пострадал. Порой появляются сообщения о якобы засекреченных жертвах налёта (будто бы погибло до 27 человек, включая офицерских подружек из соседней Славянки), но они ничем не подтверждаются. Кроме одного обстоятельства: в списке памятников Хасанского района под № 106 значится «Братская безымянная могила лётчиков, погибших при отражении американских бомбардировщиков в 1950 году». Здесь смущают и стилистическая корявость, и отсутствие точной даты, а главное – фамилий погибших. Да и в советской ноте правительству США говорилось лишь об ущербе «аэродромному имуществу».

Но памятник, как бы то ни было, сохранился – небольшая металлическая пирамидка на обочине грунтовой дороги, ведущей к бывшему лётному полю. Правда ли это могила или же символический обелиск – остаётся только гадать. Оригинальная табличка утрачена, укреплённый недавно новодел малоинформативен: «Советским лётчикам, тихоокеанским соколам, погибшим при исполнении священного долга по защите Родины в 50-е годы ХХ века».




загадочный памятник у Сухой Речки. Фото: Василий Авченко

Аэродром законсервировали ещё в конце 50-х. На смену поршневым машинам приходили реактивные (уже в небе Кореи воевали «МиГ-15» и «МиГ-15бис» – стреловидные, серебряного цвета, отличавшиеся от винтовых трудяг Великой Отечественной, как крейсер «Варяг» от ботика Петра Первого), им были нужны другие аэродромы. Но вплоть до 1990-х площадка время от времени использовалась военными вертолётчиками. Теперь поле заросло высоким бурьяном и кустами. Об аэродроме напоминают несколько руинированных сооружений и сама идеальная ровность площадки. Металлические дырчатые пластины местные жители давно растащили на ограды. В стороне – речка (действительно суховатая), станция Кедровая, неэлектрифицированный железнодорожный путь. По нему время от времени, пыхтя соляровым выхлопом, проходят в сторону недалёкой границы товарняки. Над Сухой Речкой – безоблачное небо.

Василий АВЧЕНКО

http://vostokmedia.com/news/world/15-05-2017/aerodrom-v-primorie-atakovannyy-amerikantsami-poros-travoy-i-legendami-90262194-23a1-473b-abaa-5bcd22489a38

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments